MOOC'ами пользуются различные люди с разными запросами. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию авторское мнение редактора журнала Esquire А. Дж. Якобса и автора достаточно известной на западе книги "Год, прожитый по-библейски" о его опыте обучения посредством MOOC.

За последние несколько месяцев я обучался на некоторых онлайн-курсах и, вы не поверите, узнал массу интересного. Оказывается, в 1932 году в Японии был раскрыт политический заговор, зачинщики которого хотели убить Чарли Чаплина; это мне сообщили на курсе истории. На курсе генетики я узнал, что способность шевелить ушами досталась нам в наследство от далеких предков, которые умели изменять направление органов слуха.

Но угадайте, что я узнал в первую очередь? Если вы слушатель массовых открытых онлайн-курсов, таких, как Coursera, Udacity и edX, про непосредственное общение с преподавателем вам лучше сразу забыть. Профессор так же недоступен для студентов, как Папа Римский. Большинство курсов Coursera начинаются с убедительной просьбы воздерживаться от электронных писем своему преподавателю. Студентов просят не «френдить» профессоров на Фейсбуке. Вы не поверите – если студент случайно встретит преподавателя на улице, он должен пройти мимо, как ни в чем не бывало. Ведь десятки тысяч студентов обучает всего один преподаватель!

 

21MOOC

 

В начале курса современной истории наш преподаватель, профессор Виргинского университета Филипп Д.Зеликов, пояснил, что лучше всего обучение проходит в виде диалогов и обсуждений. Но вот беда, у студентов совершенно нет доступа ни к диалогу, ни к обсуждению.

С другой стороны – ну как можно жаловаться? Ведь я совершенно бесплатно получаю всю премудрость университетов Лиги Плюща. Нет никакого значения, живете ли вы в Сенегале или в Южной Дакоте, сели вы к компьютеру с утра или ближе к ночи, миллиардер ли вы или полный банкрот – профессора Гарварда, MIT и других университетов уже записали для вас свои лекции; вы можете их изучить, а на досуге выполнить проверочные работы.

Популярность MOOC-курсов растет с интенсивностью Большого взрыва: по всему миру уже больше 5 миллионов студентов подписаны на самые разные курсы – от физики до мировоззрений аборигенов.

И вот перед нами парадокс – преподаватели онлайн-курсов одновременно самые доступные и самые недоступные учителя в истории. И это не единственная странность MOOC-курсов.

MOOC-пропагандисты говорят об этих курсах с таким апломбом, что можно подумать - после открытых лекций на площадях древних Афин мы не знали никакого образования, и вот явился Великий MOOC, чтобы освободить людей от интеллектуальной нищеты. Однако, как всегда нашлись скептики – и в их числе докторант университета Беркли, блогер Арон Бади – которые считают, что MOOC обеспечивает студентов «жиденьким» образованием, зато политикам дает повод потрошить бюджеты государственных университетов.

Чтобы увидеть все своими глазами, я записался на 11 курсов. Основная их часть была в рамках Coursera (если кто не знает, это проект основали в 2011 году два профессора информатики из Стэнфордского университета, а финансировал его, по большей части, знаменитый венчурный капиталист из Силиконовой долины Джон Дерр). Остальные курсы были из edX и Udacity. Итак, перед вами мой доклад о текущем состоянии MOOC-курсов.

 

Преподаватели: «четыре» с плюсом.

Абсолютное большинство преподавателей производят очень хорошее впечатление; они знатоки в своей области и пользуются большим уважением. В то же время – они умелые популяризаторы своей науки. Мой преподаватель генетики, например, как-то раз принес на свою лекцию куклу-марионетку, изображающую Чарлза Дарвина. А профессор философии, объясняя логику путешествий во времени, надел «стимпанковские» очки. И их выдумки не пропали впустую.

На каждой лекции я узнавал что-то новое – вау, так вот что такое равновесие Нэша! – и неважно, что на следующий день я мог опять это забыть.

Иногда мои сокурсники писали на Фейсбуке разгромные отзывы о лекциях. Но в большинстве случаев студенты вполне довольны своими занятиями. А часто они просто восхищены!

«К этому очаровательному профессору меня ревнует мой бойфренд!» - пишет одна из учениц профессора Зеликова в интернет-дискуссии о его милой улыбке. А другой студент добавляет: «Теперь, когда я что-то читаю, у меня в голове звучит голос профессора, а не Моргана Фримена, как это всегда бывало». Третий участник дискуссии оставляет свой коммент по поводу суперкрутого профессорского свитера. Некоторые преподаватели буквально возведены в ранг поп-звезд.

Вывод: если MOOC-курсы предоставляют равные возможности всем ученикам, то все учителя на равные возможности рассчитывать не могут. Онлайн-преподаватели становятся властителями дум, и в этой связи мне становится жаль людей, преподающих только оффлайн. Ибо они остаются далеко позади.

 

Удобство: «пятерка».

MOOC-обучением управляет сам студент. Тренируюсь ли я на беговой дорожке, еду ли в поезде или даже ем салат из шпината – все это время я могу слушать онлайн-лекции. Если преподаватель космологии засыпает на ходу, я могу увеличить скорость плеера вдвое; а лекцию преподавателя эпистемологии, который тараторит с пулеметной скоростью, я, наоборот, послушаю на пониженных оборотах. Начинается второй сезон любимого сериала, а в холодильнике остывает пиво? Ну так лекцию по теории игр я могу и отложить. Или наоборот – отдать ей свое предпочтение; впрочем, в это верится с трудом. Если я увидел, что профессор написал на доске слово «точЬность», я могу нажать на паузу и проверить, действительно ли он сделал ошибку. Представляете, он ошибся. Ладно уж, я не стану сильно задирать нос!

Как вдохновенно сказал Гаутам Каул, профессор финансов в школе бизнеса Росса при Мичиганском университете: «Я иногда бываю просто чокнутым. Но если вам не нравится то, что я говорю, просто включите лекцию с другого места. Вы же не сидите в аудитории, где вам пришлось бы слушать меня целый час».

Впрочем, удобно вам это или нет, но если вы хотите закончить курс, выкроить время для лекций вам все равно придется. И это одна из причин большого отсева онлайн-студентов. Курс по биоэлектричеству, который в рамках Coursera читал профессор из Дьюка, осилили только мизерные 3 процента записавшихся на него студентов. Мой личный процент отсева, если и был ниже, то ненамного. Подписался я на 11 курсов, а закончил два: «Введение в философию» и «Современный мир. Общая история с 1760 года». И все почему? Да потому что эти два курса предлагают сравнительно небольшую нагрузку и минимум научной терминологии. Вообще-то, если честно, у меня и с историей еще не все гладко – я пока застрял на 1980-х.

Выкинуть то, что досталось даром – легко. Да и онлайн-второгодник чувствует себя гораздо лучше, чем второгодник настоящий. Так что бросить онлайн-курсы никакой проблемы не составляет. По крайней мере, пока для отчисленных не придумали что-нибудь типа виртуальных «дурацких колпаков».

 

Взаимодействие студентов с преподавателями: оценка «два».

Об этом я уже написал. Никаких контактов с преподавателями. Вы спросите – ты хоть попробовал с ними связаться? Да, я попытался пробиться в число 10-ти счастливцев, которым разрешили задать вопрос Мохамеду Нуру, профессору биологии из университета Дьюка. Но не пробился. У моего преподавателя космологии из Калтеха, С. Джорджа Джорговски, были приемные часы на виртуальном пространстве Second Life. Но он сразу объявил: ребята, те из вас, кто на Second Life раньше не бывал, даже можете туда не заходить – там очень сложно разобраться.

Горстке удачливых студентов повезло – они смогли получить ответы профессоров на «Доске обсуждений». Некоторым ответили ассистенты. Но и в их число я тоже не попал. А может, мне просто нужно быть более заботливым. Как тому студенту, который предложил загрипповавшему профессору полечиться чаем из ромашки. «Лучший бактерицид – это виски!» - без лишних раздумий ответил преподаватель.

Чтобы лучше реализовать возможности MOOC, Coursera и ее конкуренты должны подумать, как сделать преподавателей и ассистентов более доступными для учащихся. Пусть они будут не высшими божествами, а хотя бы чем-то вроде приходских священников. К чести руководителей MOOC, они прекрасно осведомлены об этой проблеме и стараются найти решение, которое устроила бы всех.

Некоторые новаторы предлагают гибридную модель обучения. Представим, что MOOC-студенты со всего Эквадора собрались в Кито; сначала они слушают онлайн-лекцию, затем преподаватель в оффлайне проводит обсуждение услышанного. Что ж, как говорилось в моем курсе по научной грамотности, если мы не можем предугадать, как пойдет эксперимент – его тем более нужно провести!

 

Взаимодействие студентов между собой: «четыре» с минусом.

Психологи утверждают – если вы что-то узнали, но никому об этом не рассказали, можете о своем знании сразу забыть. Казалось бы, у онлайн-курсов нет проблем организовать общение студентов: им в помощь и Фейсбук, и Твиттер, и скайп, и «Доски обсуждений Coursera», да что там – стоит закрыть ноутбук, и хоть в ближайшем Макдональдсе встречайся! Но не тут-то было – и взаимодействие студентов друг с другом получает в моем рейтинге оценку «средненько с плюсом».

Впрочем, наша учебная группа как-то раз встречалась в одной из закусочных Бруклина. Хотя, «встречалась» - это сильно сказано. Из всей группы пришел один я. Ну, что ж – это не самый худший результат! Мог бы ведь и никто не прийти!

Несколько лучше картина на «Досках обсуждения». Как всегда в интернете, там немало «троллей», которые вдруг решают обсудить итальянский акцент одного из профессоров. Но там вполне хватает и умных, адекватных людей. Как-то раз я задал вопрос студентам курса генетики, отчего многие люди не верят в эволюцию, если существует так много аргументов в ее пользу – и тут же получил несколько содержательных ответов и ссылок на научные статьи.

И все же, может, я и бестолковый, но я считаю, что одних «Досок» для общения мало. Мой однокурсник по Coursera, бывший профессор Виргинского университета Питер Дьюиц, утверждает, что онлайн-обсуждения недостаточно для быстрого обмена идеями. Печатаешь всегда медленнее, чем говоришь.

Пару раз мы с сокурсниками по современной истории устраивали в Google Plus видеоконференцию. Мы обсуждали обретение гаитянцами независимости. Это была прекрасная интернациональная дискуссия, и в ней стоило принять участие: филиппинский ученый рассказал о системе образования на Филиппинах, а бразильский предприниматель – о социальном неравенстве в Бразилии.

Но разве могут сравниться эти конференции с полуночными спорами в общежитии моего реального (в смысле – невиртуального) колледжа под новый, 1981, год? То ли это я просто тоскую о своей юности? Ладно, будем надеяться на то, что технологии не стоят на месте и через пять лет мы сможем поболтать по скайпу с голографическим однокурсником, сидящим в кресле напротив.

 

Проверка знаний: «четыре» с минусом.

Для сдачи курсовой работы студент может выбрать тот формат, который ему больше всего по душе: это могут быть тесты, эссе, проекты и прочие формы. Я заполнил десятки тестов, от тестов малой сложности до очень трудных. Последний раз мой мозг так сильно скрипел, когда я еще учился в колледже.

За студентом, который пишет тест, никто не надзирает, поэтому он легко может смошенничать – и это сильно беспокоит руководство онлайн-курсов. И правильно беспокоит. Когда я заполнял тест для курса генетики, я стал искать в гугле ответы – только как журналист, клянусь! – и тут же нашел их на каком-то канадском сайте.

Компания ProctorU разработала специальное программное обеспечение, которое позволяет контролировать через веб-камеру студентов, которые заполняют тесты. Но это уж получается какая-то игра в кошки-мышки.

Обычно тесты оцениваются моментально, с помощью компьютера, но некоторые работы предлагают оценить сокурсникам. По курсу «Мировоззрения аборигенов» я, помню, готовил эссе. Я должен был описать один из американских ритуалов (я выбрал празднование дня рождения) как что-то, совершенно мне чуждое. Трем из моих сокурсников отдали его на проверку. И что же? Они были очень тактичны, но каждое их замечание меня буквально бесило. Нашлись, тоже мне, профессора!

 

Общее впечатление: твердая «четверка»

Доволен ли я, что был слушателем онлайн-курсов? Да! Конечно, закончил я далеко не все курсы, которые начал, и скорее всего, полученные знания мне никогда в жизни не пригодятся (хотя недавно, работая над статьей для «Эсквайра», я использовал цитату из Эриха Фромма о свободе! Потом, правда, убрал ее).

Самая большая польза от онлайн-курсов – они дали мне возможность безболезненного самосовершенствования и пьяняще-легкое погружения в сложные дисциплины. А главное –чувство выполненного долга, с которым я теперь смотрю телевизор.

Онлайн-университеты набирают свои обороты с огромной скоростью, и результаты их деятельности, я думаю, будут огромны. Благодаря онлайн-курсам люди получают рабочие места и продвигают бизнес-идеи. Слушателям, чьи ресурсы ограничены – а таковых абсолютное большинство – MOOC-курсы могут изменить жизнь.

Но я скептически отношусь к идее, что MOOC-платформы смогут когда-либо заменить университеты, сделанные из кирпича, цемента и плюща - лучшее, что могут себе позволить люди, стремящиеся к высшему образованию.

Источник



 
 
 

 все публикации

 новинки каталога

Рейтинг@Mail.ru