Маунтин-Вью, Калифорния - В августе, спустя четыре месяца после того как Дафна Келлер и Эндрю Нг запустили программу интернет-образования Coursera, ее бесплатные курсы привлекли миллионы пользователей, становясь популярнее, чем Facebook или Twitter.

Соучредители, преподаватели основ информатики и вычислительной техники Стэнфордского университета, с удивлением наблюдали за тем, как численность пользователей перевалила за два миллиона в прошлом месяце, с 70 000 новых студентов в неделю, подписавшихся на более чем 200 курсов, в том числе на человеко-машинное взаимодействие, написание песен и геймификацию (игрофикацию), под руководством преподавателей вузов из 33 элитных университетов.

Менее чем за год Coursera привлекла $ 22 млн. венчурного капитала и создала такой ажиотаж, что некоторые университеты почувствовали себя уязвленными, не успев оказаться в центре событий.

Также появились и другие подходы к дистанционному обучению. Университеты по всей стране увеличивают предложения онлайн-обучения, надеясь привлечь студентов по всему миру. Новые организации, как, например, Udemy, помогают некоторым преподавателям вывести их курсы на онлайн-уровень. Гарвард и Массачусетский технологический институт выделили по $ 30 млн. каждый для создания организации по обмену данными. Подразделение Стэнфордского университета, Udacity, привлекло более миллиона студентов благодаря массовым открытым дистанционным курсам, или MODX, с одновременным вливанием $ 15 млн.

Если понимать, как на этом делать деньги, то такой подход может стать хорошим вкладом в будущее образования.

Coursera набрала популярность на фоне других сервисов с бешеной скоростью, став на текущий момент лидером в данном сегменте образовательных услуг, стремясь поддержать свой ​​бизнес посредством создания регулярных поступлений дохода от лицензионных и сертификационных отчислений и сборов за предоставление работодателям рекрутинговой информации. Но нет никакой гарантии, что у нее получится удержать свои позиции на бурно развивающемся рынке образовательных технологий.

«Никому еще не удалось получить модель, которая бы продолжала долго работать», - считает Джеймс Гриммельман, профессор Нью-Йоркской Юридической Школы, специализирующийся в области компьютерного и интернет-права. «Я уверен, что все текущие предприятий обречены на провал из-за слишком завышенных ожиданий. Люди думают, что что-то будет распространяться со скоростью лесного пожара. Но более вероятно, что пройдет не менее десяти лет, прежде чем кто-то поймет, как правильно организовать все и получить с этого прибыль».

Со своей стороны, Келлер и Нг провозгласили желание сделать курс доступным без какой-либо оплаты для бедных студентов по всему миру. Образование, как они неоднократно говорили, должно быть правом, а не привилегией. И даже их сторонники считают, что прибыль этого предприятия вполне может подождать.

«Получение прибыли не самая важная цель для этого бизнеса на данный момент», - говорит Скотт Санделл, финансист Coursera и генеральный партнер New Enterprise Associates (глобальная инвестиционная компания). "Важно то, что Coursera быстро накапливает качественную основу, имеющую все шансы привлечь университеты, которые захотят лицензировать ее для собственных нужд. Мы инвестируем в очень долгосрочный проект, а период созревания самых лучших компаний составляет не менее 10 лет».

Но с первыми потоками поступающих в настоящее время доходов университеты-партнеры Coursera ожидают увидеть определенную долю дохода раньше.

«Мы получим прибыль, когда ее получит Coursera», - говорит Питер Ланге, ректор Университета Дьюка, один из партнеров Coursera. «Я не думаю, что это займет слишком много времени. Но мы не хотим допустить ошибку, позволив пользоваться нашим продуктом бесплатно онлайн слишком долго».

В настоящее время наиболее перспективным источником дохода для Coursera является получение лицензионных отчислений от других учебных заведений, которые хотят использовать программу Coursera, либо продажа готового комплексного курса или видео-лекций, которые студенты могут посмотреть, прежде чем приступить к работе в классе с преподавателем.

У Келлер есть также и много других идей. Она планирует взимать $ 20, или, возможно, $ 50, за сертификат о прохождении курса обучения. И ее компания, как Udacity, начала взимать сборы с корпоративных работодателей, в том числе Facebook и Twitter, за доступ к студентам с наилучшими показателями, начиная с изучающих программное обеспечение.

Этой осенью Келлер с радостью поделилась новостями: Лос-Анджелесский филиал Университета Антиокия решил предложить своим студентам возможность получить зачет после успешного завершения двух курсов Coursera по новой и новейшей американской поэзии и греческой и римской мифологии, оба преподаются профессором из университета Пенсильвании. Антиокия станет первым колледжем, уплатившим лицензионный сбор - Келлер не сообщает, сколько - за курсы для своих студентов меньше, чем за четыре года обучения в любом государственном университете.

Келлер считает, что эта модель будет распространяться, помогая высшим учебным заведениям предлагать своим студентам лучшее образование по более низкой цене.

Почему колледжи будут платить лицензионные отчисления за материалы, доступные бесплатно в Интернете? Потому что условия использования Coursera требуют, чтобы каждый использующий курсы в коммерческих целях получал лицензию, и потому что лицензирование дает право колледжам создавать свой собственный сайт с программой курса.

Всего за три дня до объявления Келлер обнаружила, что сделка будет иметь очень скромное начало. Для начала Университет Антиокия планировал, что на каждом курсе будет только один студент и преподаватель-«посредник». Келлер выразила удивление, но восприняла новость спокойно, отправляясь на встречу с делегацией из Университета Мельбурна, которая ожидала ее в конференц-зале.

Недавно Coursera озвучила еще один способ, направленный на возможность получения студентами зачета после ее курсов и приносящий доход. Компания обратилась за содействием к Американскому Совету по Образованию, главному объединению в области высшего образования, чтобы эксперты могли оценить, являются ли курсы достойными того, чтобы позволить получить зачет. Если эксперты дадут положительную оценку, то студенты, успешно окончившие эти курсы, могут сдать идентичный очному экзамен, заплатить взнос и стать участником системы АСЕ Credit, получив сертификат, учитывающий результаты зачетов в 2000 университетах.

По договорам Coursera, компания получает большую часть дохода, университеты удерживают от 6 до 15 процентов от общей суммы дохода, и 20 процентов от валовой прибыли. В договоре описывается несколько возможностей получения прибыли, включая взимание платы за дополнительные расходы, такие как планирование или внеклассные мероприятия. (Как университеты-партнеры будут делиться прибылью с преподавателями, которые развивают онлайн-курсы, остается открытым вопросом во многих университетах, некоторые педагоги считают, что данная задача аналогична написанию учебника, и оплата должна быть соответственной).

Скромный поток поступления доходов начал впадать в невзрачное офисное здание Силиконовой Долины, где 35 сотрудников Coursera работают на удовлетворение спроса на свои курсы: здесь находится партнер компании Amazon, получающий деньги за каждую покупку студентом Coursera, покупающим учебником или другие рекомендованные продукты на Амазон.

«Это всего лишь пара тысяч, но это наш первый доход», – говорит Келлер. «Когда преподаватели рекомендуют учебник и люди покупают его на Amazon, мы получаем немного денег. Самое интересное, что мы получаем в два раза больше денег от таких вещей, как куртки техасских рейнджеров, чем от того, что приносит продажа учебников».

Другие возможности включают абонентскую плату за возможность обсуждения на форуме и создания веб-сообщества после завершения основного курса или предложение последующих курсов, опять же за отдельную плату. И также остается возможность финансирования за счет рекламы.

Как и в случае с университетом Антиокия, некоторые более ранние попытки также начинались с медленного старта. Например, университет штата Вашингтон уже предложил оплачивать в кредит несколько курсов Coursera. Но в то время как тысячи студентов уже подписаны на бесплатную версию, лишь немногие выбрали платный кредитный вариант. Дэвид П. Сцатмари, вице-ректор, считает, что часть проблемы заключается в размещении кредитного предложения лишь незадолго до начала курса, когда большинство студентов уже поступили на его бесплатную версию.

«Мы собираемся попробовать это снова», - сообщил он. «Мы считаем, что если студенты будут знать о возможности обучаться в кредит, они будут готовы платить, чтобы получить собственный форум (дискуссионный клуб), преподавателя, который будет вести их через весь курс и некоторые дополнительные материалы и проекты».

Некоторые партнеры Coursera говорят, что они не спешат получить мгновенную выгоду.

«Часть того, что Coursera делает правильно – это стремление сначала создать базу пользователей, а потом уже думать, как получить с этого прибыль», - говорит Эдвард Рок, профессор права, выступающий в качестве старшего советника Университета Пенсильвании по инициативе открытых курсов.

Соучредители Coursera стали оракулами высшего образования, распространяя свою доктрину массовых открытых дистанционных курсов в рамках Всемирного экономического форума в Абу-Даби, на Веб-саммите в Дублине и Фестивале Идей в Аспене. Они описывают, как бесплатные онлайн-курсы могут открыть доступ к высшему образованию каждому, у кого есть подключение к интернету, освободить преподавателей от повторения одних и тех же лекций, сдобренных однообразными шутками в конце, из семестра в семестр, а также систематизировать данные, так как компьютеры регистрируют каждый ответ, правильный или неправильный, что может обеспечить новое понимание того, как студенты учатся лучше.

Многие педагоги прогнозируют, что основная часть доходов от MODX будет поступать из лицензирования коррективных курсов и вводных курсов по таким предметам, как экономика или статистика, две категории, которые привлекают сотни тысяч студентов ежегодно. Даже если менее 10 процентов студентов MODX окончат курсы, на которые они самостоятельно подписались, то, как считают многие эксперты, объединив материалы MODX с поддержкой от преподавателей, можно увеличить процент успешного завершения курсов.

Университет Пенсильвании возлагает большие надежды на массовый сбыт курса повышенной трудности по одному предмету Роберт Гриста, который стартует в этом месяце и демонстрирует свою рисованную анимацию.

«Что Роб сделал, так это выяснил, как заставить PowerPoint танцевать», - говорит Рок. «Я думаю, что это станет революцией в преподавании, благодаря тому, что теперь этот курс можно изучать вместе с Coursera, и тому, что привычные учебники устарели. Таким образом, больше высших учебных заведений, которые хотят предложить программу повышенной сложности, могут теперь это сделать, и колледжи с двухгодичным курсом (техникумы), у которых нет хорошей инструкции по работе с программой повышенной сложности, могут получить лицензию и использовать ее в смешанном формате с отсутствием привычной подачи лекций и заменой их на обсуждение вопросов и изучение концепции в деталях».

Рок, чей университет выпустил 16 курсов Coursera, рассказал, что на создание каждого было потрачено около $ 50 000, с основной статьей расходов на видеосъемку и оплату работы ассистентов, которые следят за форумом. Университет Пенсильвании только сейчас начинает задумываться о том, как компенсировать эти расходы. Прошлой осенью, при завершении прослушивания курса по мировой музыке, к примеру, университет разослал вопросник, чтобы выявить заинтересованность студентов в последующих курсах, узнать, что бы они хотели изучать и сколько готовы за это платить.

Доктор Изэкииль Эммануэль, специалист по биоэтике университета Пенн, бывший консультант по вопросам здравоохранения в администрации президента Обамы, преподает два курса Coursera: один - по закону Обамы о предоставлении медицинских услуг, другой - по нормированию медицинских ресурсов.

Он сказал, что не пытается создать курс, который может быть предложен снова и снова без дополнительных затрат, а просто надеется распространить понимание важных проблем здравоохранения. И вместо того, чтобы повторно использовать свои материалы с прошлогоднего курса по новому закону, доктор Эммануэль модернизировал курс, используя не одного, а двух видеооператоров, которые снимали его лекции в Пенн.

Но доктор Эммануэль не отрицает и коммерческой выгоды: он рассматривает вопрос о разработке MODX, которые могут быть проданы тем, кто желает получить сертификат по медицинской этике.

Даже Келлер не уверена по поводу будущего MODX и ее компании. «Год назад я не могла представить себе, что мы окажемся там, где мы сейчас находимся», - сказала она. «Кто знает, где мы будем через пять лет?»

 

Источник: http://www.nytimes.com/2013/01/07/education/massive-open-online-courses-prove-popular-if-not-lucrative-yet.html



 
 
 

 все публикации

 новинки каталога

Рейтинг@Mail.ru